Слово  
   
Категория   
 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОРД

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОРД
May 5, 2007
Author: ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
 

     ДИПЛОМНАЯ РАБОТА на тему: « ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ДОКАЗЫВАНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ »
      МОСКВА 1998 г.

      СОДЕРЖАНИЕ :
     Введение. 3
     Глава 1. « Правовая и гносеологическая природа оперативно-розыскных доказательств.» 7
     1.1. Законодательное регулирование оперативно-розыскной деятельности. 7
     1.2. Процесс познания - основа оперативно-розыскной деятельности. 14
     Глава 2. 22
     « Теория доказательств - основа использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании » 22
     2.1. Значение правовых знаний о доказывании для использования результатов оперативно-розыскной деятельности. 22
     2.1. Судебное доказательство - единственное средство установления истины по уголовным делам. 25
     2.4. Учение о видах доказательств и его значение для использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании. 35
     Глава 3. 43
     « Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании » 43
     3.1. Законодательное регулирование использования результатов оперативно-розыскной деятельности. 43
     3.2. Порядок использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании. 45
     ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 56
     Список использованной литературы: 59
     Нормативно-правовые акты. 59
     Литература. 62


      Введение.
     Актуальность, цели и задачи настоящей дипломной работы обусловлены следующими положениями.
     В ч.2 ст. II Федерального закона "06 оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 года сказано: "Результаты оперативно-розыскной деятельности могут... использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств".
     Чтобы применять эту юридическую норму на практике, прежде необходимо четко уяснить ответы на два вопроса: что является результатом оперативно-розыскной деятельности и как и в качестве чего результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам?
     Анализируя Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", можно сделать следующий вывод. Результаты оперативно-розыскной деятельности есть сведения о фактах объективной действительности (которые уже имели место в прошлом или происходят в настоящем) и вероятных (предполагаемых) событиях будущего, полученные оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных законом осуществлять оперативно-розыскную деятельность в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств,
     Согласно теории доказательств доказывание - это деятельность органов дознания, следователя, прокурора, суда, а также участников уголовного процесса, осуществляемая в установленном процессуальным законом порядке и направленная на собирание, проверку и оценку доказательств в целях установления истины по уголовному делу и выполнения задач уголовного процесса.
     В соответствии со ст.69 УГПК РСФСР "Доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке орган дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела".
     Доказательства представляют собой единство процессуальной формы и фактического содержания. Процессуальность формы обеспечивает истинность фактического содержания.
     В дипломной работе освещаются вопросы, связанные с использованием в доказывании по уголовным делам результатов оперативно-розыскной деятельности.
     В научной литературе большое внимание уделяется затронутой проблеме. Несомненный интерес представляет статья судьи Московского областного суда, заслуженного юриста РФ Н.Григорьевой "Исключение из разбирательств дела недопустимых доказательств" , в которой рассматриваются некоторые случаи недопустимости признания полученных фактических данных доказательствами. В частности, нельзя не согласиться с точкой зрения о недопустимости признания доказательствами, протоколов добровольной выдачи каких-либо предметов, "чистосердечных признаний", явок с повинной, не оформленных протокольно и не зарегистрированных по той причине, что такие источники доказательств в Ст.69 УПК РСФСР не упомянуты.
     Проблема доказательственного значения материалов, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности, в предшествующие годы исследовалась главным образом в закрытой ведомственной литературе. Ей уделяли внимание в своих трудах Р.С. Белкин, А.И. Винберг, В.Я. Дорохов, Л.М. Карнеева, А.М. Ларин, Г.М. Миньковский, Б.С. Тетерин, А.И. Трусов и др. Значительным вкладом в её разработку является работа Д.И. Беднякова "Непроцессуальная информация и расследование преступлений", опубликованная в 1991 году.
     Новые возможности для исследования проблемы использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности открылись в связи с принятием 13 марта 1992 года Закона Российской Федерации об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. До этого оперативно-розыскная деятельность почти полностью регулировалась закрытыми ведомственными нормативными актами, что, естественно, затрудняло разработку ее теоретических и прикладных аспектов.
     Особую актуальность проблема использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности приобрела в связи с обвальным количественным и качественным ростом преступности в стране, особенно ее организованных форм.
     Должное внимание в дипломной работе уделено рассмотрению гносеологических и правовых аспектов оперативно-розыскной деятельности, анализу уголовно-процессуальных вопросов, связанных с понятием доказательства, различных видов доказательств, их собиранием, проверкой и оценкой.
     В качестве методологической основы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе, рассматривается теория доказательств, и в частности ее разделы, касающиеся судебного доказательства, доказывания, видов доказательств.
     В работе последовательно проводится идея о том, что сведения, полученные в ходе оперативно-розыскной деятельности, в принципе не могут стать содержанием уголовно-процессуальных доказательств.
     Значительное внимание уделяется развитию законодательного регулирования использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе и рассмотрению реализации его положений в ходе оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности.
     Особое внимание обращается на не решенные ни в теории, ни в законодательстве и поэтому имеющие практическое значение вопросы, касающиеся обязательности и пределов представления в уголовный процесс данных о результатах оперативно-розыскной деятельности (источниках оперативных данных, обстоятельствах их получения, примененных при этом технических средствах, их характеристиках и т. д.), используемых в доказывании по уголовным делам.
     
     Глава 1. « Правовая и гносеологическая природа оперативно-розыскных доказательств.»
     1.1. Законодательное регулирование оперативно-розыскной деятельности.


     Содержание оперативно-розыскной деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации, система гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий в настоящее время определяются Федеральным законом Российской Федерации "Об оперативно-розыскной деятельности", принятым 5 июля 1995 года. В соответствии с ним под оперативно-розыскной деятельностью понимается вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных законом, в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.
     Оперативно-розыскная деятельность направлена на решение задач по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществлению розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыску без вести пропавших; добыванию информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
     Правовую основу оперативно-розыскной деятельности образуют Конституция Российской Федерации, Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности", другие федеральные законы и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти. К иным законам, образующим правовую основу оперативно-розыскной деятельности, которые регулируют ее отдельные аспекты, относятся Закон Российской Федерации от 5 марта 1992 года "О безопасности", Уголовный и Уголовно-процессуальные кодексы РСФСР, Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 года "О государственной тайне", Федеральный Закон от 22 февраля 1995 года "Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации", Закон РСФСР от 18 апреля 1991 года "О милиции", Закон Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции".
     Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, предоставлено право издавать в пределах своих полномочий в соответствии с законодательством Российской Федерации нормативные акты, регламентирующие организацию и тактику проведения оперативно-розыскных мероприятий.
     Оперативно-розыскное законодательство и регулируемая им деятельность основываются на принципах законности, уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств. Существует точка зрения, согласно которой в систему принципов оперативно-розыскной деятельности входят такие принципы как гуманизм, демократизм, наступательность, применение конфидентов и ряд других.
     Принцип законности в оперативно-розыскной деятельности проявляется прежде всего в том, что должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и иные ее участники обязаны точно исполнять положения Конституции и законов Российской Федерации. Действием данного принципа объясняется и то, что законом четко определены цели, задачи и принципы оперативно-розыскной деятельности, круг органов, уполномоченных на ее осуществление, правовое положение ее субъектов, основания, порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий , урегулированы формы судебного контроля за ограничением при этом конституционных прав граждан, регламентирован порядок и пределы использования результатов оперативно-розыскной деятельности. В соответствии с данным принципом органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, решают задачи, определенные Законом об ОРД, исключительно в пределах своих полномочий, установленных соответствующими законодательными актами Российской Федерации.
     Закон регулирует и контроль за оперативно-розыскной деятельностью. В пределах полномочий, определенных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами, его осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание Российской Федерации, Правительство Российской Федерации. Надзор за исполнением законов Российской Федерации органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, возложен на Генерального прокурора Российской Федерации и уполномоченных им прокуроров.
     Пронизывает всю оперативно-розыскную деятельность и принцип соблюдения прав и свобод человека и гражданина. В соответствии с ним не допускается осуществление оперативно-розыскной деятельности для достижения целей и решения задач, не предусмотренных Законом об ОРД.
     Лицу, полагающему, что действия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, привели к нарушению его прав и свобод, предоставлено право обжаловать их в вышестоящий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, прокурору или в суд. Предусмотрена и возможность истребования лицом, виновность которого в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны.
     Отказ в предоставлении запрошенных сведений или их предоставление не в полном объеме может быть обжалован в судебном порядке. При рассмотрении жалобы в суде обязанность доказывать обоснованность отказа в предоставлении лицу сведений, в том числе в полном объеме, возложена на соответствующий орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.
     Проявление принципа соблюдения прав и свобод человека и гражданина представляет собой и положение закона обязывающее орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, представить в установленных пределах, судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых было отказано заявителю. Реализации указанного принципа служит и регламентация законом порядка хранения материалов, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке. Этой же цели подчинены и ряд запретов установленных для органов (должностных лиц), осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Так, им запрещается: проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения:
     принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке и не запрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности;
     разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.
     Сведения, затрагивающие неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан, которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут быть преданы гласности только с разрешения граждан или в случаях, предусмотренных федеральными законами.
     Законом запрещено проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами.
     Нарушение Закона об ОРД при осуществлении оперативно-розыскной деятельности влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Следует иметь в виду, что при нарушении органом (должностным лицом), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор либо судья в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны принять меры по восстановлению данных прав и интересов, возмещению причиненного вреда.
     Одной из существенных мер, направленных на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, соблюдение законности в оперативно-розыскной деятельности, является введение судебного контроля (вместо предусмотренного прежним Законом об ОРД от 13 марта 1992 года контроля прокурора) за законностью и обоснованностью ограничения при проведении оперативно-розыскных мероприятий конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи.
     Для получения разрешения судьи на проведение оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего перечисленные выше конституционные права граждан, один из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, выносит мотивированное постановление, которое представляется в суд. Рассмотрение таких материалов должно осуществляться судом, как правило, по месту проведения оперативно-розыскных мероприятий или нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Решение судьи по результатам рассмотрения представленных материалов, разрешающее проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия или отказывающее в его проведении, должно приниматься в форме мотивированного постановления, которое будучи заверенным печатью, выдается инициатору проведения данного мероприятия вместе с представленными им материалами. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении.
     Законодатель дал исчерпывающий перечень органов, которые уполномочены осуществлять оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации. В него входят оперативные подразделения: органов внутренних дел Российской Федерации: органов федеральной службы безопасности; федеральных органов налоговой полиции; федеральных органов государственной охраны: Главного управления охраны Российской Федерации и Службы безопасности Президента Российской Федерации; органы пограничной службы Российской Федерации; таможенных органов Российской Федерации; Службы внешней разведки Российской Федерации.
     На органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, законом возложены следующие обязанности:
     принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина, собственности, а также по обеспечению безопасности общества и государства;
     исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органов расследования, следователя, указания прокурора и решения суда о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, принятыми ими к производству;
     выполнять на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, запросы соответствующих международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств;
     информировать другие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность на территории Российской Федерации, о ставших им известными фактах противоправной деятельности, относящихся к компетенции этих органов, и оказывать этим органам необходимую помощь:
     соблюдать правила конспирации при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;
     содействовать обеспечению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации безопасности и сохранности имущества своих сотрудников, лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, участников уголовного судопроизводства, а также членов семей и близких указанных лиц от преступных посягательств.
     Для решения задач, возложенных на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, им предоставлены следующие права:
     проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные Законом об ОРД, производить при их проведении изъятие предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровья лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;
     устанавливать на безвозмездной либо возмездной основе отношения сотрудничества с лицами, изъявившими согласие оказывать содействие на конфиденциальной основе органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;
     использовать в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по договору или устному соглашению служебные помещения, имущество предприятий, учреждений, организаций, воинских частей, а также жилые и нежилые помещения, транспортные средства и иное имущество частных лиц;
     использовать в целях конспирации документы, зашифровывающие личность должностных лиц, ведомственную принадлежность предприятий, учреждений, организаций, подразделений, помещений и транспортных средств органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также личность граждан, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе;
     создавать в установленном законодательством Российской Федерации порядке предприятия, учреждения, организации и подразделения.
     В процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности могут проводиться следующие оперативно-розыскные мероприятия: опрос граждан; наведение справок; сбор образцов для сравнительного исследования; проверочная закупка; исследование предметов и документов; наблюдение; отождествление личности; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортный средств; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; снятие информации с технических каналов связи; оперативное внедрение; контролируемая поставка; оперативный эксперимент (ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД).
     Участие граждан в оперативно-розыскной деятельности может осуществляться в форме их содействия органам, ведущим оперативно-розыскную деятельность. В целях исключения тотального вовлечения граждан в оперативно-розыскную деятельность законом установлено, что к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий могут привлекаться отдельные лица с их согласия с сохранением по их желанию конфиденциальности такого содействия, в том числе по контракту. Контракты могут заключаться органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, с совершеннолетними дееспособными лицами независимо от их гражданства, национальности, пола, имущественного, должностного и социального происхождения, образования, принадлежности к общественным объединениям, отношения к религии и политических убеждений. Запрещено привлекать к конфиденциальному содействию по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей и полномочных представителей официально зарегистрированных религиозных объединений (ст. 17 Закона об ОРД).
     1.2. Процесс познания - основа оперативно-розыскной деятельности.
     Познание происшедшего события в уголовном процессе происходит опосредованным путем. Средством такого познания являются доказательства. Формирование доказательства как сведений о происшедшем событии основано на способности любого предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранять следы (отпечатки) этого воздействующего предмета, явления. Высшей формой отражения объективного мира является мыслительная деятельность человека, включающая восприятие, получение и переработку информации, на основе которых появляется знание.
     События преступления и связанные с ним обстоятельства оставляют в памяти людей, на вещах, документах какие-то следы (отражение происшедшего). Эти следы в той или иной форме отражают событие прошлого, несут информацию о нем. Когда речь идет о следах-отображениях, то имеют в виду как следы события, оставшиеся на вещах (например, отпечатки пальцев, поломанная машина), так и письмо, на котором изложен план преступления и т. п., так и сохранение в памяти людей тех событий, которые они наблюдали. Эта отражательная способность человека, как и вещей, делает их носителями тех сведений о фактах прошлого, тех фактических данных, которые интересуют следователя, прокурора, суд.
     В борьбе с преступностью процесс познания имеет специфические свойства, которые проявились в практике специализированных оперативных аппаратов.
     Специфичны исходная информация, оценки ситуаций ее получения: сочетание оперативного поиска с аналитическим, сопряжение различных сфер знаний (экономических, правовых, политических, психологических, исторических, этнических, технических и др.).
      Специфика заключается и в том, что в ходе оперативной проверки в большинстве случаев складываются сложнейшие ситуации: с одной стороны, необходима переработка огромного массива разноплановой информации, с другой — вынужденная экстренность оперативно-розыскных и следственных мероприятий с целью недопущения тяжких последствий.
     Решение задач, возложенных на органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, Федеральным законом от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности", предполагает не только четкое знание самого закона и его неукоснительное исполнение на практике, но и глубокое понимание существа оперативно-розыскной деятельности, процесса, лежащего в ее основе, знание закономерностей, по которым она развивается. Только при соблюдении этих важных условий органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, выполнят свое предназначение, обеспечат защиту личности, общества и государства от преступных посягательств, добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.
     Знание существа оперативно-розыскной деятельности, процесса, образующего ее основу, закономерностей, по которым она развивается в действительности, позволит оперативным работникам в законных правовых формах с учетом задач, принципов, правового положения субъектов оперативно-розыскной деятельности, связей между этими правовыми категориями и закономерностей их развития в процессе собирания, проверки и оценки оперативных доказательств, эффективно реализовывать объяснительную и регулятивную функции закона на практике.
     Что же лежит в основе оперативно-розыскной деятельности, пронизывает ее существо, системообразует развитие ее содержания и формы во всех ее проявлениях, начиная с момента ее возникновения в простейших, низших формах и заканчивая зрелыми, высшими, переходящими в иные качества формами? Методологическое, определяющее значение сформулированных вопросов для эффективной реализации оперативно-розыскной деятельности в целом диктуют необходимость их специального рассмотрения.
     Имеются веские аргументы для утверждения, что основу всей оперативно-розыскной деятельности составляет процесс познания, а точнее его сердцевина - оперативное доказывание, представляющее собой частный случай применения теории познания в интересах достижения целей и решения задач, стоящих перед данным видом деятельности.
     Оперативное доказывание образует основное содержание деятельности оперативного работника. Именно в форме оперативного доказывания происходит развитие и выражение развивающегося содержания оперативно-розыскной деятельности. В форме оперативного доказывания осуществляетсяяне только познание социальной действительности, но и ее упорядочение и преобразование, то есть развитие общественных отношений в оперативно-розыскной сфере в направлении, необходимом для нормального функционирования личности, общества и государства.
     Являясь разновидностью познавательной деятельности, оперативное доказывание в целом развивается в соответствии с законами познания, законами теории отражения. Как в любом процессе познания, в оперативном доказывании имеет место чувственное и рациональное познания, осуществляемое субъектами оперативно-розыскной деятельности. Возможность и необходимость применения чувственного и рационального познания в оперативно-розыскной деятельности, как и в других областях познания, обусловлены самой объективной действительностью. Обстоятельства и факты образующие объект оперативно-розыскной деятельности отражаются в окружающем мире различными сторонами и свойствами. Однако не все из них находят прямое отражение в действительности, а, следовательно, непосредственно проявляются во вне. Например, мотивы лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления, довольно редко получают такое отражение, но это не значит, ччо они не могут быть установлены в процессе оперативно-розыскной деятельности. Возможность познания невидимого, неслышимого заложена в самих событиях объективной действительности, в объективных связях, существующих между яялениями, доступными для непосредственного восприятия органами чувств и явлениями недоступными для такого восприятия.
     Указанной выше предпосылки недостаточно, чтобы познать отношения и свойства, недоступные непосредственному восприятию органов чувств. Другая предпосылка заложена во взаимосвязи чувств и разума, их принадлежности к человеческому сознанию. Причем связь в сознании ччловека между чувственным и рациональным должна отражать, воссоздавать связи, существующие в объективной действительности между свойствами и явлениями, доступными соответственно для чувственного и рационального познания.
     Чувственному познанию в оперативно-розыскной деятельности соответствует часть оперативного доказывания, именуемая собиранием оперативных доказательств, рациональному познанию - их оценка, происходящая в процессе мыслительной деятельности. Оценивая оперативные доказательства, субъекты оперативно-розыскной деятельности оперируют результатами чувственного непосредственного и опосредованного познания, то есть сведениями, содержащимися в оперативных доказательствах.
     Переход от чувственного познания к рациональному в ходе оперативного доказывания происходит при проверке оперативных доказательств. Только после этого они могут быть использованы для промежуточных и конечных выводов в оперативно-розыскной деятельности.
     Собирание, проверка и оценка оперативных доказательств являются относительно самостоятельными частями единого органического целого -оперативного доказывания.
     Оперативное доказывание начинается с собирания оперативных доказательств. Оно представляет собой производство властными субъектами оперативно-розыскных мероприятий, направленных на обнаружение, рассмотрение и сохранение фактических данных, имеющих значение для оперативно-розыскной деятельности, включая действия подготовительного и обеспечивающего характера. Обнаружение фактических данных предполагает отыскание источника оперативного доказательства и получение из него этих данных. Обнаруженные при производстве оперативно-розыскного мероприятия данные рассматриваются оперативным работником, в результате чего решается вопрос об их относимости к обстоятельствам, имеющим значение для решения задач оперативно-розыскной деятельности. Собирание оперативных доказательств, как правило, осуществляется при активном участии граждан, которые с их согласия могут привлекатьсяяк подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий.
     Именно в ходе собирания оперативных доказательств властные субъекты оперативно-розыскной деятельности получают возможность для непосредственного (как, например, при наблюдении) и опосредствованного (например, при опросе граждан) чувственного познания обстоятельств и фактов, имеющих значчние для оперативно-розыскной деятельности и формировании в своем сознании образов и представлений о них.
     Чувственное познание в оперативно-розыскной деятельности, как и в других видах познавательной деятельности находит выражение в таких формах, как ощущение, восприятие и представление. Они формируются в сознании оперативного работника, когда он в процессе, например, такого оперативно-розыскного мероприятия как наблюдение непосредственно своими органами чувств воспринимает имеющие значение для оперативно-розыскной деятельности обстоятельства и факты, и на основе получчнных чувственных данных создает сначала в своем сознании образы этих обстоятельств и фактов, а потом фиксирует сведения о них в соответствующем оперативно-служебном документе.
     Чувственное непосредственное и опосредованное познание оперативного работника частично имеет место и при проверке оперативных доказательств, когда качество уже сформированных оперативных доказательств устанавливается путем собирания новых оперативных доказательств, связанных с проверяемым через отображаемые факты. Например, когда сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для оперативно-розыскной деятельности, полученные в результате оперативного наблюдения, проверяются при опросе граждан, воспринимавших указанные обстоятельства и факты.
     Активную роль в ходе чувственного познания оперативного работника, осуществляемого при собирании и частично проверке оперативных доказательств, играет мышление. Чувственное восприятие субъектов оперативного доказыванияяпри производстве оперативно-розыскных мероприятий по собиранию и проверке оперативных доказательств всегда осмыслено. Мышление всегда органически "вплетено" в практическую деятельность по собиранию и проверке оперативных доказательств. С его помощью определяется направленность восприятия, происходит отбор сведений, имеющих значение для оперативно-розыскной деятельности, первичная проверка их содержания. Так, в приведенном выше случае в ходе конспиративного наблюдения оперативный работник с помощью мышления направляет свое чувственное восприятие на обнаружение не любых, а строго определенных фактов и обстоятельств, решает какие из них могут иметь значение для оперативно-розыскной деятельности и каким образом сведения о них (последовательность, полнота) отразить в оперативно-служебном документе.
     Активную роль мыыление оперативного работника играет и в процессе опроса, например, должностного лица при формулировке перед ним вопросов о фактах и обстоятельствах, подлежащих выяснению, при отборе из полученных в ходе объяснения сведений тех, которые могут относиться к предмету оперативного доказывания, постановке уточняющих и дополняющих вопросов, организации и фиксации полученных сведений в соответствующем оперативно-служебном документе.
     Проверка оперативных доказательств осуществляятся путем анализа и синтеза их содержания, сопоставления содержания оперативных доказательств между собой и собирания новых доказательств. Следует иметь в виду, что каждый из перечисленных способов проверки, примененный изолированно, вне связи с другими способами, не позволяет сделать окончательного вывода о доброкачественности проверяемого доказательства. И только использование их в совокупности гарантирует надежность проверки и создает необходимые предпосылки для принятия в последующем обоснованных и законных решений в процессе оценки доказательств.
     В основе оперативных решений должна лежать совокупность проверенных, внутренне не противоречивых и согласующихся между собой оперативных доказательств, из содержания которой следует однозначный вывод и образующий существо принимаемого решения. Если совокупность оперативных доказательств, положенныы в основу решения, не позволяет сделать такого вывода, а дает основания для различных выводов, это свидетельствует о том, что оперативные доказательства, на основе которых строится решение, требуют дополнительной проверки и принятие решения преждевременно.
     Реализация идеи развития в процессе оперативного доказыванияятребует выделения в нем перехода от чувственного познания к логическому (рациональному). Переход от чувств к разуму, от чувственного познания к логическому познанию невозможно понять, не учитывая его диалектич-ность. Можно сказать, что в процессе оперативного доказывания переход от чувств к разуму, от чувственной формы познания к рациональной происходит именно при проверке оперативных доказательств, хотя взаимодействие чувственного и рационального, но в иных формах и соотношениях, имеет место и при собирании, и при оценке оперативных доказательств. Однако наиболее рельефно он просматривается на этапе проверки, так как именно тут сознание оперативного работника совершает переход, от ощущений, восприятий, представлений, сформированных в процессе собирания оперативных доказательств, к оперированию сведениями, содержащимися в этих формах.
     При проверке оперативных доказательств наиболее рельефно видно, как с помощью мышления осуществляется взаимодействие содержание оперативных доказательств и формы, в которой должен развиваться дальнейший процесс оперативного доказыванияя - этих двух относительных противоположностей, переходящих друг в друга.
     Так, например, в ходе анализа и синтеза содержания оперативного доказательства оперативный работник устанавливает свяяи, отношения, зависимости, существующие между различными его сторонами, которые в большей или в меньшей мере отражают связи, отношения, зависимости фактов и обстоятельств, имеющих значение, для оперативно-розыскной деятельности, сведения о которых несёт оперативное доказательство. При этом он формирует в своём сознании представления о неполноте, неточности, внутренней противоречивости оперативного доказательства, служащие основой для выводов о путях и формах дальнейшей проверки, а именно: его сопоставлении с содержанием строго определённых оперативных доказательств уже собранных на данный момент; производстве конкретных оперативно-розыскных мероприятий, направленных на собирание новых оперативных доказательств, связанных с проверяемым через отображаемые факты; порядке производства указанных оперативно-розыскных мероприятий. Представления о путях и способах проверки оперативного доказательства, полученные в результате исследования его содержания, и образуют сначала идеальную, а потом и реальную форму, в которой в дальнейшем протекает и развивается оперативное доказывание.
     
     Глава 2.      « Теория доказательств - основа использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании »
     2.1. Значение правовых знаний о доказывании для использования результатов оперативно-розыскной деятельности.


     Анализ соотношения гносеологической и правовой сторон доказывания, установление роли закона в организации чувственной и рациональной форм познания позволяют выделить ряд моментов, учет которых поможет оперативным работникам не упустить в ходе оперативно-розыскной деятельности факторы, которые могут приобрести существенное значение впоследствии при использовании ее результатов в доказывании по уголовным делам. На необходимость четкого представления у оперативных работников не только о том, какие фактические данные интересуют следователя, но также и о путях их использования в уголовном судопроизводстве, обращал внимание А.М. Ларин.
     Необходимо отметить, что о возможности, путях, формах и условиях использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам оперативные работники должны заботиться наччная с момента получения информации сигнального характера. И в дальнейшем эти вопросы должны постоянно находиться в их поле зрения при подготовке и проведении тех или иных оперативно-розыскных мероприятий, направленных на получение оперативно-значимых данных. Игнорирование в процессе оперативно-розыскной деятельности указанных вопросов, попытка их решения лишь на ее заключительном этапе могут привести к серьезным проблемам и трудностям в использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании, а иногда и к невозможности их ввода в уголовный процесс и, как следствие - к угрозе неустановления истины по уголовным делам, представляющим повышенную общественную опасность.
     Перед использованием результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам необходимо убедиться в наличии объективной потребности в этом. Доказательства, сформированные на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, следует использовать в доказывании лишь в тех случаях, когда исчерпаны обычные возможности установления истины по уголовному делу и лишь только указанное их применение обеспечивает ее достижение.
     Принимая решение об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовному делу, необходимо четко представлять в целом весь возможный процесс последующего оперирования ими в уголовном деле для того чтобы выделить факторы, которые в силу их возможного влияяия на содержание доказательств станут предметом исследования на предварительном следствии и в суде.
     Оперативные работники должны исходить из того, что сформированные в уголовном процессе на основе результатов оперативно-розыскной деятельности доказательства в соответствии с Законом (чч 3 ст. 70 УПК РСФСР) будут подвергнуты не только тщательной, всесторонней и объективной проверке посредством анализа и синтеза, сопоставления с другими доказательствами, собирания новых доказательств, но и оценке в их совокупности со всеми другими доказательствами (ст. 71 УПК РСФСР). При этом в условиях гласного судопроизводства будут исследованы все стороны доказательств, как по отдельности (содержание, источчик фактических данных, способ собирания, правовое положение источника доказательства), так и в связи друг с другом, и выяснено, не нарушены ли требования закона, предъявляемые к ним.
     Содержание проверяемого доказательства, сформированного на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, обязательно будет сопоставлено и с содержанием других доказательств, связанных с проверяемым через отображаемые фактыы Лишь при условии, что содержание проверяемого доказательства согласуется с содержанием других доказательств, оно может быть использовано для построения выводов по уголовному делу впроцессе оценки доказательств. Если в ходе проверки доказательства, собранного на основе результатов оперативно-розыскной деятельности, не будут установлены его связи, зависимости, отношения с другими собранными доказательствами, такое доказательство нельзя использовать для логических выводов по уголовному делу при принятии решений, требующих обоснования доказательствами. Построение выводов на внутренне противоречивых доказательствах, доказательствах, не соответствующих содержанию других собранных доказательств, всегда чревато ошибками в выводах как по отдельным обстоятельствам дела, так и по всему делу в целом.
     Представляемые в уголовный процесс результаты оперативно-розыскной деятельности, касающиеся, в том числе и времени, места, обстоятельств и условий их получения, необходимые для формирования судебных доказательств и их использования в процессе доказывания, должны соответствовать действительности. Даже малейшие неточности относительно времени, места, обстоятельств и условий получения (а в ряде случаев и сохранения) результатов оперативно-розыскной деятельности, которые предполагается использовать в качестве основы для формирования доказательств в уголовном процессе, несоответствие заключенного в них содержания действительности обязательно дадут о себе знать и будут обнаружены в процессе доказывания при собирании, проверке и оценке доказательств.
     Эти неточности в уголовном процессе могут проявиться в различных формах. Во-первых, как несоответствие содержания различных частей (сторон) такого доказательства друг другу, его внутренней противоречивости. Во-вторых, в виде противоречия содержания доказательства содержанию других собранных по уголовному делу доказательств, связанных с ним через отображаемые факты. В-третьих, как различного рода ошибки, допускаемые властными субъектами уголовного процесса в ходе принятия промежуточных и итоговых решений по уголовным делам. Наконец, они проявят себя и в форме неадекватного реальности метода установления истины по уголовному делу, который будут вынуждены применить в процессе доказывания органыырасследования и суд, опираясь на доказательство (доказательства), полученное на основе использования результатов оперативно-розыскной деятельности частично или полностью не соответствующих действительности. Неизбежная корректировка этого метода в процессе доказывания, приведение его в соответствие с действительными обстоятельствами и фактами потребуют от органов расследования и суда затрат значительных дополнительных сил, средств, удлинят сроки расследования и судебного разбирательства, приведут к ограничению прав и законных интересов участников уголовного процесса.
     Поэтому малейшие попытки подправить, тем более исказить не только содержание результатов оперативно-розыскной деятельности предполагаемых к использованию в качестве основы доказательств, формируемых в уголовном процессе, но и условий (места, времени, обстоятельств, в том числе технических характеристик примененной для этого специальной аппаратуры) их получения в ходе оперативно-розыскной деятельности, чем бы они не мотивировались (например, стремлением сохранить в тайне данные о личности конфиденциального источника, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий), с неизбежностью будут не только выявлены в процессе доказывания, но и станут предметом разбирательства на предварительном расследовании и в суде.
     Вполне реальна ситуация, когда кроме органов расследования и суда в силу предоставленного им законом права заявлять ходатайства, участвовать в исследовании доказательств (ст. 46, 51, 245 УПК РСФСР), инициаторами исследования данных обстоятельств выступят обвиняемый и его защитник или другие участники уголовного процесса. При этом от органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и представивших се результаты в уголовный процесс, могут быть истребованы дополнительные материалы (сведения), объясняющие причины выявленных неточностей, искажений, дляяопределения их влияния на содержание сформированных доказательств, содержание процесса доказывания, промежуточных и итоговых решений, принимаемых по уголовному делу. Установление в таких условиях фактов непреднамеренного, а тем более умышленного искажения результатов оперативно-розыскной деятельности, представленных в уголовный процесс компетентными органами, какими бы благими намерениями они не руководствовались, может быть расценено как попытка ввести в заблуждение органы предварительного расследования и суд, вмешательство исполнительной власти в осуществление правосудия со всеми вытекающими последствиями.


     2.2. Судебное доказательство - единственное средство установления истины по уголовным делам.


     В ч. 1 ст. 69 УПК РФ говорится о том, что доказательствами являются «фактические данные». На практике эти «фактические данные» становятся известными следователю, суду из показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или при осмотре места происшествия, вещей, изучении документов. Таким образом они собирают сведения об интересующих их обстоятельствах.
     По своему содержанию эти «фактические данные», или сведения, которые получают следователь и суд о происшедшем событии или связанных с ним обстоятельствах, могут быть самыми разнообразными. Это могут быть сведения о действиях людей (например, приобретение огнестрельного оружия, яда, нанесение ударов, подделка пропуска на вывоз похищенных со склада товаров и т. п.), о физическом и психическом состоянии (например, о состоянии опьянения лица в момент совершения преступления, о психическом заболевании обвиняемого, поведении потерпевшего и др.). Это могут быть данные о явлениях природы (например, время наступления темноты в определенной местности в день совершения преступления, температура воды в реке и т. п. (или о событиях, например, времяявзлета самолета и т. п.), важных для установления фактических обстоятельств преступления.
     Любые фактические данные могут стать доказательством по делу, если они так или иначе связаны с происшедшим событием, если на их основе можно установить какое-либо обстоятельство, имеющие значение для правильного разрешения дела. Это свойство доказательства своим содержанием служит средством познания фактов прошлого называется относимостью доказательств .
     Сведения, которые следователь, суд получают в ходе допросов, осмотра вещей, из документов могут быть как достоверными, так и ложными. Установить, соответствуют ли полученные сведения действительности, составляет задачу следователя, суда. Только после этого можно говорить о том, установлен ли определенный факт.
     Дляяустановления обстоятельств дела могут быть использованы любые сведения об обстоятельствах, которые должны быть установлены. При этом никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы. Закон не предписывает, какими доказательствами должны быть установлены те или иные обстоятельства. Требование ст. 79 УПК РСФСР о проведении экспертизы для установления причин смерти, тяжести телесных повреждений, психического состояния обвиняемого или свидетеля исходит из необходимости решать эти вопросы с учетом специальных знаний, но закон не связывает следователя и суд заключением эксперта (ст. 80 УПК РСФСР).
     Познание происшедшего события в уголовном процессе происходит опосредованным путем. Средством такого познания являются доказательства. Формирование доказательства как сведений о происшедшем событии основано на способности любого предмета или яяления под воздействием другого изменяться или сохранять следы (отпечатки) этого воздействующего предмета, явления. Высшей формой отражения объективного мира яяляется мыслительная деятельность человека, включающая восприятие, получение и переработку информации, на основе которых появляются знание.
     События преступления и связанные с ним обстоятельства оставляют в памяти людей, на вещах, документах какие-то следы (отражение происшедшего). Эти следы в той или иной форме отражают событие прошлого, несут информацию о нем. Когда речь идет о следах-отображениях, то имеют в виду как следы события, оставшиеся на вещах (например, отпечатки пальцев, поломанная машина), так и письмо, на котором изложен план преступления и т. п., так и сохранение в памяти людей тех событий, которые они наблюдали. Эта отражательная способность человека, как и вещей, делает их носителями тех сведений о фактах прошлого, тех фактических данных, которые интересуют следователя, прокурора, суд.
     В ч. 1 ст. 69 УПК РФ говорится о том, что доказательствами являются «фактические данные». На практике эти «фактические данные» становятся известными следователю, суду из показаний свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или при осмотре места происшествия, вещей, изучении документов. Таким образом они собирают сведения об интересующих их обстоятельствах.
     По своему содержанию эти «фактические данные», или сведения, которые получают следователь и суд о происшедшем событии или связанных с ним обстоятельствах, могут быть самыми разнообразными. Это могут быть сведения о действиях людей (например, приобретение огнестрельного оружия, яда, нанесение ударов, подделка пропуска на вывоз похищенных со склада товаров и т. п.), о физическом и психическом состоянии (например, о состоянии опьянения лица в момент совершения преступления, о психическом заболевании обвиняемого, поведении потерпевшего и др.).
     Любые фактические данные могут стать доказательством по делу, если они так или иначе связаны с происшедшим событием, если на их основе можно установить какое-либо обстоятельство, имеющие значение для правильного разрешения дела. Это свойство доказательства своим содержанием служит средством познания фактов прошлого называется относимостью доказательств .
     Сведения, которые следователь, суд получают в ходе допросов, осмотра вещей, из документов могут быть как достоверными, так и ложными. Установить, соответствуют ли полученные сведения действительности, составляет задачу следователя, суда. Только после этого можно говорить о том, установлен ли определенный факт.
     Для установления обстоятельств дела могут быть использованы любые сведения об обстоятельствах, которые должны быть установлены. При этом никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы. Закон не предписывает, какими доказательствами должны быть установлены те или иные обстоятельства. Требование ст. 79 УПК РСФСР о проведении экспертизы для установления причин смерти, тяжести телесных повреждений, психического состояния обвиняемого или свидетеля исходит из необходимости решать эти вопросы с учетом специальных знаний, но закон не связывает следователя и суд заключением эксперта (ст. 80 УПК РСФСР).
     Для обеспечения достоверности полученных сведений и возможяости их проверки законодатель устанавливает, кто, откуда и каким путем может получить доказательства, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела. Признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона, - записано в ст. 34 (4) Декларации прав и свобод человека и гражданина РФ и в ст. 50 Конституции РФ, а также в ч. 3 ст. 69 УПК РФ. В законе указывается исчерпывающий перечень источников получения сведений об обстоятельствах, имеющих значение по делу.
     В теории доказательств используется понятие «источник доказательства» (точнее, «источник фактических данных») и «вид доказательства». Источниками получения «фактических данных» являются подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, эксперт, предметы, свойства или место и время нахождения которых имеет значение для установления обстоятельств дела, а также документы, содержащие относящиеся к делу сведения.
     Применительно к каждому источнику получения фактических данных закон устанавливает порядок их получения и закрепления в деле.
     Источник доказательств и порядок (форма) получения сведений из того или иного источника служат основанием для выделения видов доказательств, допустимых в уголовном процессе. Такими являются: показания свидетеля, показания потерпевшего, показания обвиняемого, показания подозреваемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы (ч. 2 ст. 69 УПК РФ).
     Изложенное свидетельствует о том, что доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания («фактические данные») и процессуальной формы («источник получения фактических данных»), а в целом доказательство характеризуется такими свойствами, как относимость и допустимость. Доказательством по уголовному делу являются относящиеся к делу фактические данные, полученные в предусмотренном законом порядке, на основе которых устанавливают наличие или отсутствие события преступления, виновность лица и иные обстоятельства, имеющие значение по делу.
     Положения теории доказательств, уголовно-процессуального закона, касающиеся относимости и допустимости доказательств как правовых требований, предъявляемых к их содержанию и форме, принципиально важны не только для уголовного судопроизводства, но и для практики оперативно-розысяной деятельности. Исходя из них, оперативные работники должны иметь в виду, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в процессе доказывания только при соблюдении следующих условий:
     1) если они отражают обстоятельства и факты, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст. 68 УПК РСФСР);
     2) если они используются в качестве основы формирования судебных доказательств в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, регламентирующим собирание доказательств, то есть получены из установленных в законе источников и при производстве соответствующих следственных, судебных действий, являющихся единственными законными способами собирания доказательств в уголовном процессе.
     Важно отметить, что независимо от формы отражения в результатах оперативно-розыскной деятельности обстоятельств и фактов, имеющих значение для уголовного дела (в сознании людей, на предметах, в документах), они сами по себе не являются доказательствами в уголовно-процессуальном смысле, а могут быть использованы лишь в качестве основы для их последующего собирания (формирования). Судебные доказательства формируются не в ходе оперативно-розыскной деятельности, а только при осуществлении уголовно-процессуальных действий, являющихся способами собирания доказательств.
     Знание и учет правовых требований, предъявляемых в уголовном процессе к доказательству, позволит оперативным работникам в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности не только не упустить из поля зрения обстоятельства и факты, которые в последствии могут иметь значение для правильного разрешения уголовного дела, но и создать при этом предпосылки для получения сведений о них из источников и способами, предусмотренными уголовно-процессуальным законом.


     2.3. Доказывание - процесс установления истины по уголовным делам.


     Для обеспечения достоверности полученных сведений и возможности их проверки законодатель устанавливает, кто, откуда и каким путем может получить доказательства, на основе которых устанавливаются обстоятельства дела. Признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона, - записано в ст. 34 (4) Декларации прав и свобод человека и гражданина РФ и в ст. 50 Конституции РФ, а также в ч. 3 ст. 69 УПК РФ. В законе указывается исчерпывающий перечень источников получения сведений об обстоятельствах, имеющих значение по делу.
     В теории доказательств используется понятие «источник доказательства» (точнее, «источник фактических данных») и «вид доказательства». Источниками получения «фактических данных» являются подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, эксперт, предметы, свойства или место и время нахождения которых имеет значение для установления обстоятельств дела, а также документы, содержащие относящиеся к делу сведения.
     Применительно к каждому источнику получения фактических данных закон устанавливает порядок их получения и закрепления в деле.
     Источник доказательств и порядок (форма) получения сведений из того или иного источника служат основанием для выделения видов доказательств, допустимых в уголовном процессе. Такими являются: показания свидетеля, показания потерпевшего, показания обвиняемого, показания подозреваемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы (ч. 2 ст. 69 УПК РФ).
     Под объективной истиной понимается такое содержание человеческих знаний, которое правильно отражает объективную действительность и не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества.
     Установить истину в уголовном процессе означает познать прошедшее событие и все обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу в соответствии с тем, как они имели место в действительности.
     Установление обстоятельств дела такими, какими они были в действительности, составляет содержание объективной истины в уголовном процессе.
     Истине противополагается ложность вывода. Очевидно, что истина в уголовном процессе содержит не общие законы, что характерно для научной истины, а отдельные конкретные факты, важные для разрешения данного дела. В этом смысле истина в уголовном процессе есть истина конкретная, практическая. Для установления этой истины используются общие законы познания и особые правила уголовно-процессуального доказывания.
     На обеспечение установления истины по уголовному делу направлены социальные, организационные условия деятельности органов, ведущих судопроизводство, принципы их деятельности, широкие права на участие в доказывании, предоставленные всем участникам процесса.
     Все это создает ту процессуальную процедуру познания обстоятельств дела, которая должна обеспечивать достоверность убеждения об обстоятельствах дела.
     Методологические основы познавательной деятельности находят свое выражение и в ряде правовых требований. Чтобы знать предмет, необходимо вникнуть в его сущность, охватить все связи и опосредования. В уголовном процессе этот диалектический закон познания выражен в требовании всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела (ст. 20 УПК РФ).
     Основу правовых гарантий установления истины составляет система правовых принципов судопроизводства, каждый из которых имеет определенное значение в обеспечении истинных выводов.
     Установлению истины способствует разделение процессуальных функций субъектов процесса. Для всестороннего, полного, объективного исследования обстоятельств дела важное значение имеет прохождение дела по стадиям, каждая из которых выполняет определенную роль в собирании, проверке и оценке доказательств. Особое место среди всех стадий уголовного процесса занимает судебное разбирательство в суде первой инстанции. Учитывая, что признание лица виновным, а также назначение ему наказания вверено только суду первой инстанции, закон определяет такие условия рассмотрения дела судом, которые создают наиболее благоприятные условия для достоверного познания обстоятельств дела. Это устное, непосредственное рассмотрение дела в условиях равенства сторон, состязательности и решения дела независимым судом.
     В числе гарантий установления истины по делу важное место занимает и деятельность вышестоящих судов, проверяющих, была ли соблюдена надлежащая правовая процедура при рассмотрении и разрешении дела.
     Нарушение правил доказательственной деятельности порождает сомнение в достоверности выводов, что влечет за собой определенные правовые последствия. Центральную часть, стержень уголовно-процессуальной деятельности, образует доказывание, представляющее собой частный случай применения теории познания в интересах установления истины по уголовным делам. Доказывание состоит из собирания (формирования), проверки и оценки доказательств, представляющих собой части единого органического целого.
     Именно в процессе доказывания на основе сформированных судебных доказательств, путем их проверки и оценки органами расследования, прокурором и судом, при активном участии таких субъектов уголовного процесса как обвиняемый (подозреваемыы), защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответччк и их законные представители, происходит установление истины по уголовному делу, включающее разрешение всех его вопросов.
     Собирание, проверка и оценка доказательств, будучи разновидностью процесса познания, соответствуют чувственному и рациональному познанию. Возможность и необходимость применения чувственного и рационального познания в уголовном процессе обусловливается самой объективной действительностью. Преступление отражается в окружающем мире различными сторонами и свойствами. Однако не все они находят прямое отражение в действительности, а, следовательно, непосредственно проявляются вовне. Например, умысел и цель преступника довольно редко получают такое отражение, но это не значчт, что они не могут быть установлены в процессе доказывания по уголовному делу. Возможность познания невидимого, неслышимого заложена в самом событии преступления, в объективных связях, существующих между явлениями, доступными для непосредственного восприятия органами чувств, и явлениями, не доступными для такого восприятия.
     Однако одной этой предпосылки недостаточно, чтобы познать отношения и свойства, не доступные непосредственному восприятию органов чувств. Существует и другая предпосылка возможности познания невидимого, неслышимого. Она обусловлена взаимосвязью чувств и разума, их принадлежностью человеческому сознанию. Причем связь в сознании человека (лица, производящего дознание, следователя, прокурора, судей) между чувственным и рациональным познанием должна отражать и воссоздавать отношения, связи, существующие (существовавшие) в объективной действительности между свойствами и явлениями, доступными соответственно для чувственного и рационального познания.
     Свойства, стороны, связи обстоятельств и фактов, образующих преступление, отражаются в действительности. Доступные для органов чувств, они могут быть отчасти восприняты непосредственно следователем и судьями, но в большинстве случаев они воспринимаются другими людьми, которые становятся свидетелями, потерпевшими, обвиняемыми. Непосредственное восприятие лицом обстоятельств, имеющих значение дляяуголовного дела, лежит в основе и таких видов доказательств как заключение эксперта, иные документы, протоколы следственных и судебных действий.
     Чувственное познание находит выражение в таких формах как ощущение, восприятие и представление. Они формируются в сознании следователя и судьи, когда они, собирая доказательства, производят, например, осмотр предметов, служивших орудиями совершения преступления, и непосредственно своими органами чувств воспринимают их свойства и состояния, относимые к делу, и на основе полученных чувственных данных создают образы этих предметов.
     При непосредственном восприятии следователем и судьями схема получения эмпирического знания выглядит следующим образом: событие преступления - факт (обстоятельство), являющийся его составной частью и продолжающий существовать на момент производства следственного или судебного действия, - восприятие его следователем, судьями - формирование в их сознании мысленных образов, представлений о данном факте (обстоятельстве).
     Представления, образы обстоятельств и фактов могут формироваться в сознании следователей и судей не только на основе их непосредственного чувственного восприятия, но и опосредованным путем. Если область непосредственного чувственного познания в уголовном процессе незначительна, то область опосредованного чувственного познания охватывает значительную его часть.
     Соотношение гносеологической и правовой сторон доказывания в суде присяжных имеет свою специфику и в работе не анализируется.
     Опосредованное чувственное познание имеет место при проведении таких следственных и судебных действий, направленных на собирание доказательств, как допрос свидетелей, потерпевших, обвиняемых (подозреваемых), истребование документов, производство экспертиз.
     Например, следователь и судьи, воспринимая в ходе допроса сведения, содержащиеся в свидетельских показаниях о фактах, имеющих значение для дела, на их основе воссоздают в своем сознании образы и представления о них. При этом схема процесса формирования эмпирического знания будет выглядеть так: событие преступления (факт, являющийся его составной частью и существующий на момент восприятия) - чувственное восприятие лицом данного факта - формирование в сознании этого лица мысленного представления о воспринятом факте - сообщение в ходе допроса следователю или судьям лицом, вызванным в качестве свидетеля, сведений, хранящихся в его сознании о данном факте, - чувственное восприятие этих сведений следователем или судьями - формирование в сознании следователя, судей на основе этих сведений мысленных представлений (образов) о факте, бывшем предметом непосредственного восприятия свидетеля. Как видим и в такой ситуации основой опосредованного чувственного познания следователя и судей является непосредственное чувственное восприятие лицом фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
     На эмпириччском уровне познания происходит сбор фактических данных об отдельных сторонах, свойствах и свяяях исследуемого объекта. Эмпирический уровень познания соответствует тому, что в процессе доказывания именуют собиранием и частично проверкой доказательств. Именно в ходе собирания доказательств - производства следственных и судебных действий - следователь и судьи получают возможность для непосредственного и опосредованного чувственного познания обстоятельств и фактов, имеющих значение для дела, и создания в своем сознании образов и представлений о них. Чувственное непосредственное и опосредованное познание частично имеет место и при проверке доказательств, когда качество уже полученных доказательств устанавливается путем сбора новых доказательств, связанных с проверяемыми через отображаемые факты.


     2.4. Учение о видах доказательств и его значение для использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании.


     Источники получения фактических данных (сведений об интересующих следствие и суд обстоятельствах) делятсяяна следующие виды: показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключение эксперта, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы. Перечень этих видов доказательств установлен законом (ч. 2 ст. 69 УПК РФ) и является исчерпывающим. Фактические данные, полученные из иных, не предусмотренных законом источников, не имеют доказательственного значения, они не допустимы.
     Показания свидетеля - это его устное сообщение об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запротоколированное в установленном законом порядке. Свидетельские показания являются самым распространенным видом доказательств. Они фигурируют в каждом уголовном деле.
     Закон определяет круг лиц, которые не могут допрашиваться в качестве свидетеля. К ним относятся:
     1) защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанности защитника;
     2) лицо, которое в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
     3) адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя (например, представителя потерпевшего).
     Как видно, в этот перечень включены, во-первых, лица, не могущие в принципе быть источником достоверной доказательственной информации и, во-вторых, лица, которым обеспечивается нормальное выполнение своих функций, гарантируются доверительные отношения с подзащитным (представляемым) с тем, чтобы его откровенность не могла быть использована ему во вред.
     Показания потерпевшего - это его устное сообщение об обстоятельствах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запротоколированное в установленном законом порядке.
     Потерпевший появляется в деле после признания его таковым постановлением следователя или определением суда. Потерпевший, как лицо пострадавшее от преступления, обладает целым комплексом прав, обеспечивающих защиту его интересов.
     Потерпевший, как и свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по данному делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым (ст. 75 УПК РФ). Однако в отличие от свидетеля потерпевший имеет право на ознакомление со всеми материалами дела (ст. 53 УПК РФ). Он является равноправным участником судебного разбирательства (ст. 245 УПК РФ). Поэтому он может в своих показаниях не только сообщать конкретные, известные ему факты, но также и давать оценку другим, собранным по делу доказательствам, выражать свое согласие или несогласие с ними.
     Что же касается конкретной доказательственной информации, содержащейся в показаниях потерпевшего, то она оценивается по тем же правилам, что и показания свидетеля.
     Показания обвиняемого - это его устное сообщение по вопросам, составляющим содержание предъявленного ему обвинения, а также об иных обстоятельствах, имеющих значение для дела, и об имеющихся в деле доказательствах, данное при его допросе и зафиксированное в установленном законом порядке.
     Дача показаний является для обвиняемого правом, а не обязанностью. Он не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний, что является одной из важных гарантий обеспечения права на защиту. Показания обвиняемого имеют, таким образом, двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказательственной информации, а с другой - средством защиты от предъявленного обвинения.
     Обвиняемый допрашивается на следствии после предъявления ему обвинения, а в суде - когда ему уже известно содержание обвинительного заключения или заменяющего его документа. Поэтому основным содержанием показаний обвиняемого являются обстоятельства, образующие содержание предъявленного ему обвинения. Однако этим предмет показаний обвиняемого не исчерпывается. Обвиняемый, если он признается в совершении преступления, не только излагает ход событий, но и как их непосредственный участник и лицо, заинтересованное в исходе дела, дает им объяснение, свою интерпретацию, в частности, излагает мотивы своих действий, их причину. Он может дать какую-либо свою версию событий, какое-то иное их объяснение, может привести какие-то смягчающие или оправдывающие обстоятельства. Кроме того, обвиняемый вправе давать в своих показаниях оценку имеющихся в деле доказательств, может отвергать их или ставить под сомнение, приводить контраргументы, которые подлежат тщательной и всесторонней проверке. В показаниях обвиняемого могут содержаться сведения о его личности, в частности биографические данные (состояние здоровья, наличие наград, семейное положение и др.), которые не входят в содержание обвинения, но могут иметь значение при оценке судом его личности и назначении наказания. Таким образом, предмет показаний обвиняемого шире предмета свидетельских показаний.
     Показания подозреваемого - это его устное сообщение по поводу известных ему обстоятельств совершения преступления, в котором он подозревается, сделанное при допросе и зафиксированное в установленном законом порядке. Не являются показаниями объяснения подозреваемого, данные при его задержании и изложенные в протоколе задержания (ст. 122).
     Показания подозреваемого, как и показания обвиняемого, имеют двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказательственной информации, а с другой - средством защиты его интересов. Подозреваемый тоже не несет ответственности ни за отказ от дачи показаний, ни за дачу ложных показаний.
     Согласно ст. 76 УПК РФ, подозреваемый вправе дать показания по поводу обстоятельств, послуживших основанием для его задержания или заключения под стражу, а равно иных известных ему обстоятельств по делу. Перед допросом подозреваемому должно быть разъяснено, в совершении какого преступления он подозревается (ст. 123 УПК РФ). Таким образом, предметом показаний подозреваемого являются обстоятельства, дающие основание для подозрения, а также любые другие обстоятельства, имеющие значение для дела. Как и обвиняемый, подозреваемый может в своих показаниях давать свою трактовку событий, объяснять мотивы своих действий, выдвигать версии, оспаривать имеющиеся в деле доказательства. Как видно, предметы показаний обвиняемого и подозреваемого во многом схожи. Различие заключается в том, что на момент допроса подозреваемого обвинение еще не сформулировано и поэтому показания подозреваемого обычно менее полны. Чаще всего подозреваемый впоследствии более подробно допрашивается об этих же обстоятельствах после предъявления ему обвинения, и в качестве доказательства используются эти его показания. Показания же подозреваемого используются значительно реже, например в случае смерти лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. При существенных противоречиях между показаниями в качестве подозреваемого и обвиняемого те и другие подлежат тщательной проверке и оценке, в результате чего одни из них могут быть подтверждены и положены в основу обвинения, а другие отвергнуты.
     За исключением указанных особенностей правила оценки показаний подозреваемого такие же, как и показаний обвиняемого.
     Заключение эксперта - это его письменное сообщение о ходе и результатах проведенного исследования и о его выводах по поставленным перед ним вопросам.
     Экспертиза назначается в случаях, когда для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, необходимы специальные познания (ст. 78 УПК РФ). Специальными являются знания, выходящие за рамки общеобразовательной подготовки, житейского опыта и требующие особой подготовки, профессиональных навыков. Специальные познания могут относиться к любой сфере человеческой деятельности - науке, технике, искусству, ремеслу. Исключение составляют правовые познания, которыми должны в достаточной мере обладать сами следователи и судьи. Поэтому решение правовых вопросов (например, о виновности или невиновности, о квалификации преступления) образует исключительную компетенцию органов предварительного расследования и суда. Эксперт не вправе вдаваться в решение вопросов правового характера (например, имело место убийство или самоубийство, является ли недостача результатом хищения или халатности и т. п.), даже если они перед ним поставлены, а если он их все-таки решал, то его ответы не могут иметь какого-либо доказательственного значения. Эксперт вправе решать лишь вопросы специального характера, например, причинено данное ранение собственной или посторонней рукой, явилось ли оно причиной смерти и т. п., а вопрос, имело ли место убийство или самоубийство, на основе выводов эксперта и совокупности других собранных по делу доказательств решают органы расследования и суд.
     Вместе с тем признается правомерным назначение экспертизы о соблюдении каких-либо технических или иных специальных правил, поскольку их трактовка нередко требует специальной подготовки и практических навыков, например строительных правил, правил бухгалтерского учета, некоторых наиболее сложных правил дорожного движения (в частности, правил обгона) и др.
     Экспертиза нередко выступает в качестве эффективного средства установления обстоятельств дела. Она позволяет использовать в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел весь арсенал современных научно-технических средств и является основным каналом внедрения в судебно-следственную практику достижений научно-технической революции.
     Существуют различные виды и роды экспертиз. Наиболее распространенными являются различные виды криминалистической экспертизы (дактилоскопическая, баллистическая, трасологическая, почерковедческая, судебно-техническая экспертиза документов), судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-бухгалтерская, судебно-автотехническая и некоторые другие.
     Вещественные доказательства в самом общем виде можно определить как материальные следы (последствия) преступления или иного расследуемого Деяния. В качестве вещественных доказательств выступают предметы материального мира (вещи), которые подвергались в результате исследуемого события какому-то видоизменению, перемещению или были созданы преступными действиями. Доказательственное значение имеют их физические свойства (например, размер и конфигурация следа), местонахождение (например, похищенная вещь, обнаруженная у обвиняемого) либо факт их создания (изготовления) или видоизменение (например, фальшивая монета, поддельный документ и т. п.). Таким образом, вещественные доказательства являются носителями доказательственной информации, но эта информация содержится в них в естественной форме.
     Уголовно-процессуальный закон (ст. 83 УПК РФ) называет следующие виды вещественных доказательств:
     1.Предметы, служившие орудием преступления. К ним относятся, например, орудия убийства (нож, пистолет и др.) или предметы, посредством которых совершалось хищение (отмычка, лом, которым взламывался сейф, и т. п.).
     2.Предметы, которые сохранили на себе следы преступления. К таким предметам относятся, например, одежда со следами крови или с разрывами, предметы с огнестрельными повреждениями, взломанный сейф и т. п.
     З. Предметы, которые были объектами преступных действий. К ним относятся предметы, на которые направлено преступное посягательство, например похищенные деньги и вещи.
     4. Деньги и иные ценности, нажитые преступным путем. Имеются в виду не те деньги и ценности, на которые было направлено преступное посягательство (например, похищенные), а именно нажитые, приобретенные в результате совершения преступления (например, при занятии запрещенным промыслом).
     5. Все другие предметы, которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных, к опровержению обвинения или смягчению ответственности. К ним относятся, например, предметы, оброненные преступником на месте совершения преступления.
     Протоколы следственных и судебных действий как отдельный вид доказательств - это письменные акты, в которых фиксируются ход и результаты таких следственных действий, как осмотр, освидетельствование, обыск, задержание, предъявление для опознания, следственный эксперимент. Указанные в ст. 87 УПК РФ протоколы следственных действий выделены в самостоятельный источник доказательств ввиду того, что в них фиксируются обстановка, предметы или явления, непосредственно воспринятые следователем, понятыми и другими участниками данного следственного действия. Поэтому к данному виду доказательств не относятся протоколы допросов, поскольку они фиксируют другой вид доказательств - показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозреваемого.
     Особое место среди протоколов занимает протокол судебного заседания, в котором фиксируются все проводимые в суде действия (за исключением экспертного исследования, которое оформляется отдельным документом - заключением эксперта).
     Порядок проведения и процессуального оформления следственных и судебных действий подробно регламентирован законом. Установленные правила их производства являются важной гарантией достоверности зафиксированных в протоколе сведений. Поэтому нарушения этих правил могут повлечь недопустимость -в целом или в части - протокола как доказательства (например, отсутствие подписей понятых, предъявление для опознания объекта в единственном числе). Протоколы могут служить доказательством различных фактов. Доказательственное значение протокола зависит от того факта, который устанавливается в ходе данного действия. Так, при осмотре места происшествия в протоколе фиксируются обстановка этого места, имеющиеся на нем следы. Факт опознания, зафиксированный в протоколе, позволяет идентифицировать объект (человека или вещь), подтверждает достоверность ранее данных показаний опознающего. В ходе следственного эксперимента устанавливается возможность или невозможность какого-либо события, совершения каких-либо действий в определенной обстановке или определенным лицом. Установление такой возможности может иметь важное доказательственное значение (например, способность лица изготовить фальшивую купюру). Отрицательный результат эксперимента однозначно свидетельствует, что данное событие, действие не могло иметь место в действительности (например, устанавливается, что вещь через указанный обвиняемым проем пронести невозможно), и таким образом опровергает показания обвиняемого.
     
     Глава 3.      « Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании »
     3.1. Законодательное регулирование использования результатов оперативно-розыскной деятельности.


     Правовой основой ввода результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс служат положения уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства России.
     Впервые прямая возможность использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе была установлена Законом СССР от 12 июня 1990 года, которым вносились изменения и дополнения в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и Союзных республик. Новая редакция ч. 2 ст. 29 этого Закона конкретизировала возложенные ранее на органы дознания обязанности принимать необходимые оперативно-розыскные меры и установила возможность их осуществления с использованием видеозаписи, киносъемки и звукозаписи в целях обнаружения признаков преступления и лиц, его совершивших, выявления фактических данных, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.
     Законодательство не исключало использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе и до внесения в Основы указанных выше дополнений и изменений. Например, те же Основы возлагали на органы дознания обязанности принимать необходимые оперативно-розыскные меры в целях обнаружения признаков преступления и лиц, их совершивших (ч. 2 ст. 29). Они же наделяли следователя правом давать органам дознания поручения о производстве розыскных действий (ч. 3 ст. 30). Аналогичные положения содержались и в УПК РСФСР.
     Важным этапом в развитии правового регулирования использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе явилось принятие 13 марта 1992 года Закона об ОРД. Статья 10 Закона установила две формы использования результатов оперативно-розыскной деятельности: для подготовки и осуществления следственных действий; в качестве доказательств по уголовным делам.
     Для правильного решения вопросов использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам необходимо учитывать фундаментальные положения теории доказательств, связанные с понятием доказательства, процесса доказывания, правовыми режимами получения в уголовном процессе различных видов доказательств и оперирования ими.
     Формулировку Закона о возможности использования результатов оперативно-розыскной деятельности в "качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством" нельзя было истолковывать таким образом, что соблюдение требований указанной проверки делает их доказательствами. Рассматриваемая редакция Закона не создавала особого, льготного режима для использования результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам. Она не отменяла общего порядка собирания, проверки и оценки любого вида доказательств, установленного уголовно-процессуальным законом.
     Результаты оперативно-розыскной деятельности ни при каких обстоятельствах не могли рассматриваться и применяться в качестве доказательств по уголовным делам, даже если была осуществлена их проверка в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Проверке в уголовном процессе (и не только проверке, а и оценке) подлежат доказательства, а не результаты оперативно-розыскной деятельности. 06 этом прямо свидетельствует ч. 3 ст. 70 УПК РСФСР, устанавливающая, что "все собранные по делу доказательства подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке...".
     Результаты оперативно-розыскной деятельности, связанные в силу объективных причин с образовывающимися (образовавшимися) обстоятельствами предмета доказывания и побочными фактами, правомерно использовать в уголовном процессе, но не в качестве доказательств. Они не могут служить основанием для логических выводов в процессе доказывания по отдельным обстоятельствам, подлежащим доказыванию по уголовному делу, или по делу в целом, то есть выступать в качестве доказательств. Например, для выводов о виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, о характере и размере ущерба, причиненного преступлением. Однако их правомерно использовать для оптимизации собирания и проверки доказательств. Они могут послужить и основой для формирования доказательств в уголовном процессе.
     Новый Закон об ОРД не только более точно и правильно урегулировал порядок использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, но и предусмотрел возможность их использования в качестве поводов и оснований для возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 11).
     Данные, полученные при производстве оперативно-розыскных мероприятий, не могут стать содержанием доказательств в уголовном процессе. Содержание доказательств образуют фактические данные, полученные субъектами уголовного процесса из установленных в законе источников и в установленном законом порядке в рамках производства по возбужденному уголовному делу (ст. 69 УПК РСФСР). Важно учитывать, что на содержании данных, полученных в ходе оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности, существенным образом сказываются не только различия в правовом положении субъектов, от которых исходит оперативная и доказательственная информация, но и существенная разница в правовом регулировании методов (условий и порядка) ее получения и фиксации, а, следовательно, и в правовых гарантиях, связанных с ее достоверностью (надежностью), соблюдения при этом прав и законных интересов граждан, участвующих соответственно в оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности.


     3.2. Порядок использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании.


     Представляемые следователю или лицу, производящему дознание, справки, содержащие обзор сведений, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, без указания на источник являются недопустимыми в качестве доказательств, хотя и могут стимулировать принятие решения о производстве процессуальных действий.
     Поскольку это необходимо для удостоверения и проверки источника фактических данных (сведений), полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, должностное лицо, их получившее иди представившее следователю, лицу, производящему дознание, может быть вызвано в качестве свидетеля. При отказе этого лица сообщить источник фактических сведений или конкретные обстоятельства их получения (мотивация - государственная тайна) и готовности принять на себя ответственность за достоверность сведений возможны два решения:
     а) признать это лицо свидетелем, показания которого являются производным доказательством:
     б) признать фактические сведения для проверки источника которых вызван свидетель, недопустимыми в качестве доказательств.
     Следует понимать, что в случае отказа оперативного работника (свидетеля) давать показания об источнике осведомленности, следователь, лицо, производящее дознание, не вправе привлечь его к уголовной или иной ответственности. Вместе с тем допрос может быть возобновлен в условиях и порядке, гарантирующем сохранение государственной тайны, и в этом случае свидетель обязан дать показания по существу поставленных вопросов. Но, поскольку сведения о лице, с помощью которого на конфиденциальной основе получена устная информация, документы или предметы, не подлежат огласке, в данной ситуации следователь не получает дополнительных возможности для проверки полученных результатов оперативно-розыскных мероприятий с участием обвиняемого, потерпевшего и т.д.
     Полученные сведения должны соответствовать данным объективной действительности о совершенном, совершаемом или подготавливаемом преступлении.
     Можно ли на основе сведений, являющихся результатом оперативно-розыскной деятельности, сделать вывод о наличии либо отсутствии факта, подлежащего доказыванию по конкретному уголовному делу.
     Все материалы уголовного дела должны быть взаимосвязаны. В уголовном деле не должно быть актов ревизий, протоколов допроса, протоколов следственных действий и иных документов (хотя и содержащих фактические данные, имеющие значение для установления обстоятельств), подлежащих доказыванию по уголовному делу, но не имеющих в материалах дела указаний на источник их появления. Например, если есть протокол допроса лица, го из материалов дела должно быть ясно, почему допрошено именно это лицо; если есть протокол следственного действия, то опять же из материалов уголовного дела должно быть понятно, почему проводилось именно это следственное действие и именно в этом месте и какие к этому имелись основания. Таким образом, любое доказательство должно быть законно введено в материалы уголовного дела следователем, лицом, производящим дознание, в соответствии с требованиями, предъявляемыми уголовно-процессуальным законодательством.
     В том случае, если в материалах уголовного дела имеется документ, содержащий сведения, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, то на основе анализа ст.ст. 70, 119, 127 УПК РСФСР можно сделать выводы о том, что в материалах уголовного дела обязательно должно быть поручение следователя органу дознания о производстве розыскных действий и полученный документ является отчетом о проделанной работе либо оперативно-розыскные мероприятия были направлены на установление преступника (по уголовному делу не представилось возможным обнаружить лицо, совершившее преступление), либо в том случае, если оперативно-розыскные мероприятия проводились до возбуждения уголовного дела или до передачи уголовною дела, возбужденного органом дознания, следователю, то должны быть ссылки на законные основания проведения конкретных оперативно-розыскных мероприятий и из материалов дела должно быть ясно, почему проводились именно эти мероприятия и именно в этой направленности.
     Весьма спорным является вопрос о том, можно ли считать доказательствами фактические данные, собранные и оформленные до возбуждения уголовного дела. Если учитывать, что оперативно-розыскная деятельность ведется и вне рамок уголовного дела и, следовательно, результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть получены до возбуждения уголовного дела, то можно сделать вывод о том, что сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий До возбуждения уголовного дела могут являться доказательствами. Это может быть признано я случае, если сведения, устанавливающие обстоятельства и подлежащие доказыванию, закреплены в оформленном органом дознания документе, содержащем ссылку на источник получения этих сведений, после чего источник подлежит проверке в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства.
     В случае положительных результатов проверки и при условии, что полученные сведения соответствуют всем ранее перечисленным требованиям (допустимость, относимость, достоверность, достаточность и т.д.),они должны быть признаны доказательствами по уголовному делу.
     В зависимости от особенностей отражения в результатах оперативно-розыскной деятельности обстоятельств и фактов, имеющих значение для уголовного дела, они могут входить в уголовный процесс и использоваться в доказывании согласно процессуальным режимам, предъявляемым к соответствующим видам доказательств.
     Как свидетельствует практика, чаще всего в доказывании по уголовным делам используются результаты оперативно розыскной деятельности, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий по прослушиванию телефонных переговоров. В меньшей мере в доказывании используются результаты оперативно-розыскной деятельности, сформированные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий с применением видеозаписи. Учитывая, что звукозапись телефонного переговора и видеозапись могут при определенных условиях быть использованы для формирования одних и тех же видов доказательств, рассмотрим ввод в уголовный процесс только видеозаписи.
     Видеозапись с запечатленными на ней фактами и обстоятельствами, имеющими значение для уголовного дела, отснятая при проведении оперативно-розыскного мероприятия, может на предварительном следствии и в суде послужить основой для формирования вещественного доказательства при соблюдении следующих требований. Видеозапись должна быть официально представлена органом, уполномоченным на ведение оперативно-розыскной деятельности, с соответствующим препроводительным документом. В нем должны содержаться сведения о происхождении видеозаписи: времени, месте, условиях и обстоятельствах ее получения, технических характеристиках примененной аппаратуры, лице, осуществившем видеозапись.
     Отличительные характеристики видеозаписи, относимые к уголовному делу, ее свойства и состояния должны быть восприняты органами чувств следователя и понятых (судей, других участников уголовного процесса) в ходе ее просмотра с применением соответствующих технических средств, привлечением необходимых специалистов в условиях производства такого следственного (судебного) действия как осмотр, и надлежащим образом зафиксированы в протоколе. О признании указанных свойств и состояний видеозаписи содержанием вещественного доказательства и его приобщении к уголовному делу необходимо вынести постановление (определение), в соответствии с которым в уголовном деле устанавливается надлежащий правовой режим обращения с данным доказательством (обеспечиваются условия сохранения видеозаписи в неизменном виде, она хранится при деле).
     Указанные выше сведения о происхождении видеозаписи важны не только для се правильного осмотра, а, следовательно, и формирования содержания вещественного доказательства, но и для последующей его проверки и оценки.
     Содержание вещественного доказательства в рассмотренном примере образуют свойства и состояния видеозаписи, относящиеся к уголовному делу, выделенные при ее осмотре и отраженные в соответствующем протоколе (данные об обстоятельствах и фактах, имеющих значение для дела, запечатленных на видео пленке). Поскольку указанные свойства и состояния неотделимы от видеозаписи (видеопленки) - предмета, то он признается вещественным доказательством как таковой. С данными, относящимися к уголовному делу, характеристиками предметов связывает понятие вещественного доказательства и уголовно-процессуальный закон. Только в силу невозможности их отделения от предметов законодатель в соответствующих статьях оперирует термином "предметы" .
     Таким образом, результаты оперативно-розыскной деятельности, связанные с указанной видеозаписью, могут использоваться в доказывании по уголовному делу не напрямую, а лишь в соответствии с процессуальным режимом, предназначенным для формирования такого вида доказательств, как вещественные доказательства. При этом вещественным доказательством будут являться не результаты оперативно-розыскной деятельности (видео пленка, полученная в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия), а результаты уголовно-процессуальной деятельности, сформированные при осмотре и вынесении постановления.
     В связи с использованием результатов оперативно-розыскных мероприятий, полученных с применением видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических средств, в качестве основы формирования вещественных доказательств на практике возникает вопрос о том, когда выносить постановление о признании материалов видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки вещественными доказательствами и приобщении их к уголовному делу. Предложения признавать указанные материалы вещественными доказательствами и приобщать их в качестве таковых к уголовному делу, лишь после того, как будет осуществлена их проверка, не учитывают особенности процесса доказывания и ими нельзя руководствоваться на практике. Аналогичной оценки заслуживает и решение по данному вопросу, содержащееся в законе "О борьбе с организованной преступностью" отклоненном Президентом Российской Федерации. Согласно ч. 3 ст. 476 данного закона материалы, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий с применением технических средств (видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки) могут быть приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств лишь после того, как будет установлено, что они содержат достоверную информацию об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Это весьма спорное решение. Следование ему на практике приведет вообще к исключению вещественных доказательств из процесса доказывания.
     Достоверность не входит в понятие доказательства. Если исходить из противоположного, то доказательства вообще не нужно было бы проверять. Между тем доказательство сначала формируется и уже в ходе его формирования начинается его проверка, в ходе которой только и решается вопрос о достоверности содержащихся в нем сведений. Проверка доказательства (его анализ и синтез, сопоставление с другими доказательствами, собирание новых доказательств, связанных с проверяемым через отображаемые факты) предполагает оперирование в процессе доказывания именно проверяемым доказательством. Вне проверки доказательства невозможно установить его достоверность. В этом смысле вещественные доказательства ни чем не отличаются от других видов доказательств.
     Требование приобщать указанные результаты оперативно-розыскной деятельности в качестве вещественных доказательств к уголовному делу, после того как будет установлена достоверность содержащейся в них информации, ошибочно потому, что оно не учитывает особенностей уголовно-процессуальной природы данного вида доказательств и, в частности, роли постановления, в форме которого принимается решение о признании предмета вещественным доказательством и его приобщении к уголовному делу (ч. 1 ст. 84 УПК РСФСР). Содержание вещественных доказательств образуют те свойства и состояния предметов, связанные с обстоятельствами предмета доказывания и побочными фактами, которые неотделимы от них и доступны непосредственному восприятию органов чувств человека в условиях осмотра. Утрата, изменение этих свойств и состояний или утрата самого предмета, являющихся их носителем, ведет к невозможности установления их связи с преступлением, а, следовательно, и утрате вещественного доказательства. На сохранение в неизменном виде указанных свойств и состояний и направлено вынесение постановления о признании предметов вещественными доказательствами и их приобщении к уголовному делу. Данным постановлением создается особый правовой режим для обращения с ними в уголовном процессе. По этой причине приобщать материалы, о которых идет речь в ч. Зет. 476 анализируемого закона, в качестве вещественных доказательств необходимо сразу же после того как будет установлена их относимость (вероятная связь с преступлением), до решения вопроса о достоверности. В противном случае в силу изменения или утраты указанных выше свойств и состояний (предмета) проверять, оценивать и использовать в качестве вещественных доказательств может оказаться просто нечего.


     3.3. Государственная защита участников оперативно-розыскной деятельности.


     Защита граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, регулируется Законом об ОРД (ст. 18). Данные лица находятся под защитой государства. В соответствии с Законом при возникновении реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, а равно членов их семей и близких, эти органы обязаны принять необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации. Для обеспечения безопасности лиц, сотрудничающих с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и членов их семей Закон допускает проведение специальных мероприятий по их защите в порядке, определяемом законодательством и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации .
     Если лицо, сотрудничающее по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, погибло в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий, то его семье и лицам, находящимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере десятилетнего денежного содержания погибшего и в установленном законом порядке назначается пенсия по случаю потери кормильца.
     Законом предусмотрено, что при получении лицом, сотрудничающим по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, травмы, ранения, контузии, увечья, наступивших в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий и исключающих для него возможность дальнейшего сотрудничества с данными органами, указанному лицу из средств соответствующего бюджета выплачивается единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания и в установленном законом порядке назначается пенсия по инвалидности.
     Государственная защита участников оперативно-розыскной деятельности в том числе и в связи с использованием результатов данной деятельности в доказывании по уголовным делам, осуществляется в соответствии с принятым 20 апреля 1995 года Федеральным Законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». Следует отметить, что законодательное регулирование защиты данной категории лиц является более полным и детальным по сравнению с законодательным регулированием защиты лиц, содействующих органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.
     Закон "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" направлен на обеспечение государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создание надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступлениями и другими правонарушениями посредством создания системы мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких. К числу лиц, подлежащих государственной защите, Законом отнесены и лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (п. 5 ч. 1 ст. 2).
     Согласно Закону (ст. 1) обеспечение государственной защиты, в том числе и лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (далее -защищаемые лица), состоит в принятии уполномоченными на то государственными органами предусмотренных данным Федеральным Законом мер безопасности, правовой и социальной защиты (далее - меры государственной защиты), применяемых при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц в связи с их служебной деятельностью. Меры государственной защиты могут применяться в отношении близких родственников, а в исключительных случаях также иных лиц, на жизнь, здоровье и имущество которых совершается посягательство с целью воспрепятствовать законной деятельности лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо принудить их к изменению ее характера, либо из мести за указанную деятельность (далее - близкие).
     Законом защищаемым лицам обеспечиваются следующие виды государственной защиты:
     1) применение уполномоченными на то государственными органами (далее - органы, обеспечивающие безопасность) мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья указанных лиц, а также обеспечение сохранности их имущества:
     2) применение мер правовой защиты, предусматривающих, в том числе повышенную уголовную ответственность за посягательство на их жизнь, здоровье и имущество;
     3) осуществление мер социальной защиты, предусматривающих реализацию установленного Законом права на материальную компенсацию в случае их гибели (смерти), причинения им телесных повреждений или иного вреда их здоровью, уничтожения или повреждения их имущества в связи с их служебной деятельностью (ст. 3).
     Для обеспечения защиты жизни и здоровья защищаемых лиц и сохранения их имущества органами, обеспечивающими безопасность, в соответствии с Законом могут применяться следующие виды мер безопасности: личная охрана, охрана жилища и имущества; выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; временное помещение в безопасное место: обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах: перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы: переселение на другое место жительства; замена документов, изменение внешности (ст. 5).
     Применение предусмотренных Законом мер безопасности осуществляется дифференцированно в зависимости от характера и степени угрозы в отношении защищаемых лиц. Законом регулируется правовая характеристика различных видов мер безопасности (ст. 6-11). Так, личная охрана, охрана жилища и имущества могут применяться при установлении данных, свидетельствующих о наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество защищаемых лиц, с их согласия. Принадлежащее им жилище и имущество при необходимости могут быть оборудованы средствами противопожарной и охранной сигнализации, а номера их телефонов и государственные регистрационные знаки используемых ими транспортных средств - заменены.
     С учетом степени угрозы для жизни и здоровья защищаемых лиц, им может выдаваться оружие, в том числе служебное или боевое, специальные средства индивидуальной защиты и оповещения. При необходимости применения оружия защищаемые лица обязаны соблюдать требования ст. 24 Закона Российской Федерации "Об оружии".
     Защищаемые лица, достигшие совершеннолетия, с их согласия, а несовершеннолетние - с согласия родителей или лиц, их заменяющих, в случае необходимости могут быть помещены в места, в которых им будет обеспечена безопасность.
     При необходимости может быть осуществлено наложение временного запрета на выдачу данных о личности защищаемых лиц, их месте жительства и иных сведений о них из адресных бюро, паспортных служб, подразделений Государственной автомобильной инспекции, справочных служб автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондов. Необходимо иметь в виду, что обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах допускается за исключением случаев, когда такие сведения выясняются в установленном порядке в связи с производством по уголовному делу.
     Перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы, переселение на другое место жительства защищаемых лиц могут быть осуществлены по их заявлению или с их согласия.
     Замена документов, изменение внешности защищаемого лица может производиться по его заявлению или с его согласия лишь в исключительных случаях, когда безопасность нельзя обеспечить другими мерами. При этом защищаемому лицу выдаются документы, удостоверяющие личность, и иные документы с измененными анкетными данными.
     Учитывая значительные материальные и финансовые затраты, необходимые для реализации на практике перечисленных мер безопасности, законодатель предусмотрел их поэтапное введение в действие. Так, например, личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности и изменение внешности были введены с 1 января 1996 года, а перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы, переселение на другое место жительства предполагается ввести с 1 января 1997 года (ст. 22).
     Применение и реализация мер безопасности в отношении лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также их близких возлагается на соответствующие органы, которым предоставлено право ведения оперативно-розыскной деятельности. Для этих целей в органах внутренних дел, органах федеральной службы безопасности, таможенных органах, федеральных органах налоговой полиции и федеральных органах государственной охраны созданы специальные подразделения (ч. 1 ст. 12).
     Основания и порядок применения, отмены мер безопасности, права и обязанности защищаемого лица регламентируются законом. Меры безопасности в отношении защищаемых лиц могут применяться лишь при наличии соответствующих поводов и оснований (ст. 13).
     
     ЗАКЛЮЧЕНИЕ.


     В результате выполненной дипломной работы мы пришли к следующим выводам и заключению.
      Требования Конституции Российской Федерации, Концепции судебной реформы в РСФСР, относящиеся к допустимости доказательств в уголовном процессе, гарантиям их доброкачественности, неукоснительному соблюдению прав и свобод граждан, защите их законных интересов, диктуют необходимость повышения качества уголовно-процессуальной деятельности.
     Решение этой задачи в условиях обвального роста преступности может быть обеспечено путем эффективного использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказивании по уголовным делам.
     Законодательство, регулирующее использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, находится в стадии становления, будет уточняться и дополняться. При этом важно не упустить, что оперативно-розыскным формам получения оперативных материалов в ходе оперативно-розыскной деятельности должна корреспондировать соответствующая уголовно-процессуальная форма их использования в доказывании по уголовным делам. Это положение должно найти соответствующее отражение в новом УПК России.
     Методологической основой использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам должны служить положения теории познания, теории доказательств, связанные с такими фундаментальными уголовно-процессуальными категориями, как до-казывание (собирание, проверка и оценка доказательств), доказательство (правовыми требованиями, предъявляемыми к их содержанию и форме), виды доказательств. Знание оперативными работниками указанных положений теории познания, теории доказательств является необходимой предпосылкой успешного использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе.
     Практические работники должны иметь четкое представление не только о том, каким образом результаты оперативно-розыскной деятельности могут войти в уголовный процесс и при каких условиях их можно использовать в качестве основы для формирования доказательств в процессе доказывания, но и иметь в виду последствия такого использования. Это поможет им не упустить еще в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности именно те обстоятельства и факты, которые приобретут существенное значение при использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе. Решение этих и многих других вопросов, содержащееся в работе, позволит на практике избежать серьезных ошибок, нарушений прав и свобод граждан, связанных с использованием результатов оперативно-розыыыной деяяяяяяяяяя в доказывании по уголовным делам.
     Действующее законодательство об оперативно-розыскной деятельности далеко от совершенства. В первую очередь это касается Закона об ОРД. Как всякий закон переходного периода, обусловленный противоречивостью, глубиной, скоротечностью этапа развития, на котором находится наша страна, он страдает недостатками, нуждается в развитии и совершенствовании. Так, в нем следовало бы более четко определить правовое положение властных участников оперативно-розыскной деятельности и, прежде всего, оперативных работников, пределы их полномочий при принятии соответствующих оперативных решений.
     Нуждается в развитии и регулирование сердцевины всей оперативно-розыскной деятельности - оперативного доказывания, образующих его частей, которые в своей совокупности выполняют роль правового механизма реализации всего законодательства об оперативно-розыскной деятельности.
     Имеет смысл законодательно определить содержание и форму сведений (оперативных доказательств), на основе которых решаются задачи, стоящие перед этим видом деятельности. Оперативные доказательства лежат в основе всех решений, принимаемых в ходе оперативно-розыскной деятельности, в том числе тех, которые направлены на ограничение конституционных прав и свобод личности. Содержание и форма оперативных доказательств не только напрямую влияют на реализацию участниками оперативно-розыскной деятельности своих прав и обязанностей, но и эффективность защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, обеспечение их безопасности. От их точности и полноты (доброкачественности) в значительной мере зависят законность и обоснованность оперативных решений, успешное достижение целей данной деятельности. В законе целесообразно прямо указать и на необходимость точного, полного отражения в оперативно-служебных документах сведений о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для оперативно-розыскной деятельности (оперативных доказательств), полученных в ходе проведения соответствующих мероприятий.
     Требует совершенствования и процедура представления и истребования результатов оперативно-розыскной деятельности. В развитии законодательной регламентации нуждаются и обстоятельства, подлежащие установлению в ходе оперативно-розыскной деятельности, при принятии различных оперативных решений. В законе следует определить содержание и форму основных решений, принимаемых в процессе оперативно-розыскной деятельности.
     
     Список использованной литературы:
     Нормативно-правовые акты.


     1. Конституция Российской Федерации, принята 12 декабря 1993 г. — М., 1993.
     2. Декларация прав и свобод человека и гражданина (принята Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР (далее — Ведомости...), 1991, № 52, ст. 1865.
     3. Закон РСФСР «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР» от 24 октября 1990 г. // Ведомости..., 1990, № 21, ст.ст. 237, 238.
     4. Постановление Верховного Совета РСФСР «О ратификации соглашения о создании Содружества Независимых Государств» от 12 декабря 1991 г. // Ведомости..., 1991, ? 51, ст. 1798.
     5. Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Основы законодательства Союза ССР и союзных республик: Сборник. — М„ 1987. — С. 437-463.
     6. Закон СССР «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик» от 12 июня 1990 г. // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 26, ст. 495.
     7. УПК РСФСР (с изменениями и дополнениями на 1 декабря 1992 г.). — М., 1993.
     8. Закон РСФСР «Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР» от 20 ноября 1980 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1980, № 48, ст. 1596.
     9. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об утверждении Положения о дисциплинарной ответственности судей, отзыве и досрочном освобождении судей и народных заседателей судов РСФСР» от 27 февраля 1990 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1990, № 10, ст. 288.
     10. Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 г. // Ведомости..., 1990, № 21, ст. 240 (часть 2 статьи 13).
     II. Закон РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР» от 21 марта 1991 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Законами РФ от 24 июня 1992 г., 2 июля 1992 г. и 25 февраля 1993 г. // Ведомости..., 1991, № 15, ст. 492; 1992, № 33, ст. 1912, № 34, ст. 1966; 1993, № 12, ст. 429.
     12. Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. с ^изменениями, внесенными Законом РФ от 18 февраля 1993 г // Ведомости..., 1991, № 16, ст. 503; 1993, No 10, ст. 360.
     13. Закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от II марта 1992 г. // Ведомости..., 1992, № 17, ст. 888.
     14. Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» от 13 марта 1992 г. с дополнениями, внесенными Законом РФ от 2 июля 1992 г. // Ведомости..., 1992, № 17, ст. 892, ст. 33, ст. 1912.
     15. Положение о Государственной автомобильной инспекции МВД РФ. Утверждено Постановлением Правительства РФ от 28 мая 1992 г. № 354 // Российская милиция. Законы, указы, постановления, положения. — М., 1993. — С. 150-160 или Организация и деятельность органов внутренних дел Российской Федерации: Сборник нормативных актов. — М., 1994. — С. 319-327.
     16. Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Законом РФ от 14 апреля 1993 г. // Ведомости..., 1992, № 30, ст. 1792; 1993, № 17, ст. 606.
     17. Закон РФ «О внешней разведке» от 8 июля 1992г. // Ведомости..., 1992, № 32, ст. 1869.
     18. Закон РФ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ» от 24 сентября 1992 г. // Ведомости..., 1992, № 42, ст. 2334.
     19. Закон РФ «О государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993 г. с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным Законом № 23 от 22 июля 1994 г. // Ведомости..., 1993, № 17, ст. 594; Собрание законодательства РФ, 1994, № 16, ст. 1861.
     20. Закон РФ «О государственной охране высших органов государственной власти РФ и их должностных лиц» от 28 апреля 1993 г. // Ведомости..., 1993, № 21, ст. 745.
     21. Таможенный кодекс РФ от 18 июня 1993 г. // Ведомости..., 1993, № 31, ст. 1224.
     22. Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 г. // Ведомости..., 1993, № 29, ст. 1114.
     23. Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» от 16 июля 1993 г. // Ведомости-, 1993, № 33, ст. 1313.
     24. Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г. // Ведомости..., 1993, № 33, ст. 1316.
     25. Указ Президента РФ «Об аудиторской деятельности в России» от 22 декабря 1993 г. № 2263 // Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993, № 52, ст. 5069.
     26. Указ Президента РФ «О мерах по приведению законодательства РФ в соответствие с Конституцией РФ» от 24 декабря 1993 г. № 2288 // Собрание актов Президента и Правительства РФ, 1993, № 52, ст. 5086.
     27. Указ Президента РФ «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» от 14 июня 1994 г. № 1226 // Собрание законодательства РФ, 1994, № 8, ст. 804.
     28. Указание о порядке реализации норм Указа Президента РФ от 14 июня 1994 г. № 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности» от 24 июня 1994 г. (Генеральная прокуратура РФ, МВД РФ, Федеральная служба контрразведки РФ) // Российская газета. -1994. — 29 июня.
     29. Федеральный Закон РФ «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8 мая 1994 г. № З-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 1994, № 2, ст. 74.
     30. Федеральный Закон РФ «О пожарной безопасности» от 18 ноября 1994 г. № 69-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 1994, № 35, ст. 3649.
     31. Федеральный Закон РФ «Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации» от 22 февраля 1995 г. № 40-ФЗ // Российская газета. — 1995. — 12 апреля.
     32. Положение о Федеральной пограничной службе Российской Федерации. Утверждено Указом Президента РФ от 2 марта 1995 г. № 232 // Собрание законодательства РФ, 1995, № 10, ст. 863.
     33. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ» от 24 декабря 1993 г. № 13 // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994, № 3, с. 12.
     34. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» от 20 декабря 1994 г. № 9// Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, № 3. с. 2-8.
     Литература.
     1. Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. — Воронеж, 1980.
     2. Бажанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка // Законность. — 1995. —№1.—С. 51-54.
     3. Бедняков Д.П. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. — М., 1991.
      4. Безлепкин Б.Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. — 1991. —№8.— С. 98-105.
     5. Боннер А.Т. Правило допустимости доказательств в гражданском процессе: необходимость или анахронизм? // Советское государство и право. — 1990. —№10.—С. 21-30.
     6. Брайсон Уильям К. Американское уголовное судопроизводство // Верховенство права. Сборник. — М., 1992. — С. 166-184.
     7. Быкова Е. Обвинительная камера — хранительница законности во Франции // Российская юстиция. — 1994. — №11. — С. 18-19.
     8. Васильев А.Н. Следственная тактика. — М., 1976.
     9. Ветрова Г.Н. О допустимости доказательств в советском уголовном процессе // Советская юстиция. — 1981. —№ 3.— С. 19-20.
     10. Ветрова Г.Н. Санкции в судебном праве. — М., 1991.
     11. Винберг А.И., Кочаров Г.И., Миньковский Г.М. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе// Социалистическая законность. — 1963. —№3.—С. 19-28.
     12. Власенко Н.А. Логико-структуные дефекты системы советского права // Правоведение. — 1991. —№3.—С. 21-28.
     13. Волкодаев Н.Ф. Об ошибках, связанных с реализацией функции защиты на предварительном расследовании // Основания и порядок реализации уголовной ответственности: Межвуз. сб. науч. статей. — Куйбышев, 1989. — С. 115-122.
     14. Вопросы доказательственного права и предварительного расследования уголовных дел (по материалам судебной практики). — М.: ВЮЗИ, 1987.
     15. Воскобитова Л.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основания к отмене приговоров: Автореф. дис. канд. юр. наук. — М., 1979.
     16 Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. — М., 1950.
     17. Гапанович Н.Н. Опознание в судопроизводстве (процессуальные и психологические проблемы). — Минск, 1975.
     18. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. — Воронеж, 1978.
     19. Григорьев В.Н. Процессуальные формы обнаружения признаков преступления // Уголовная ответственность и ее реализация. Межвуз. сб. — Куйбышев, 1985, — С. 103-113.
     20. Григорьев В.Н. Проблемы фиксации обстоятельств получения предметов и документов при непосредственном обнаружении признаков преступления // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам: межвуз. сб. — Красноярск, 1985. — С. 79-86.
     21. Григорьев В.Н. Использование фактических данных, полученных до возбуждения уголовного дела, в системе доказывания // Проблемы доказывания по уголовным делам: Межвуз. сб. — Красноярск, 1988. — С. 85-91.
     22. Гродзинский М.М. Учение о доказательствах и его эволюция // Архив криминологии и судебной медицины — Юрид. издательство НАРКОМЮСТА УССР, 1926. —Т. 1.—Кн. 1.—С. 1-23.
     23. Гуськова А.П. Использование судом документов при установлении обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства: Сборник науч. тр. — М.: ВЮЗИ, 1990. — С. 57-67.
     24. Давлетов А., Семенцов В. Оперативная видео- и звукозапись // Социалистическая законность. — 1991. —№ II.—С. 37-40.
     25. Даев В.Г. Иммунитеты в уголовно-процессуальной деятельности // Правоведение. — 1992. —№3.—С. 48-52.
     26. Данилюк С., Виноградов С., Щерба С. Как прослушать телефонный разговор // Социалистическая законность. — 1991. —№ 2.—С. 32-33.
     28. Доля E.A. Доказывание и оперативная работа по уголовным делам // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. — М.: ИГП АН СССР, 1990. — С. 128-130.
     29. Доля Е.А. Прослушивание телефонных и иных переговоров — следственное ли это действие? // Советская юстиция. — 1992. — № 19-20. — С. 12-13.
     31. Доля E.A. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам // Российская юстиция. — 1994. —№ 6.—С. 42-44.
     32. Доля Е.А. Соотношение гносеологической и правовой сторон доказывания в российском уголовном процессе // Государство и право. — 1994. —№10.—С. 118-128.
     33. Дубинский А.Я. Свидетель на следствии и в суде // Основания и порядок реализации уголовной ответственности: Межвуз. сб. науч. статей. — Куйбышев, 1989. — С. 104-111.
     34. Ерофеев Г.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основания пересмотра приговоров // Применение норм процессуального права (процессуальные средства реализации уголовной ответственности): Межвуз. сб. — Выпуск 57. — Свердловск, 1977. — С. 135-142.
     35. Жулев В. Фактиччские данные или сведения? // Щит и меч. — 1991. — № 37.
     36. Зажицкий В.И. Источники осведомленности в уголовно-процессуальном доказывании //Советская юстиция. — 1983. —№8.—С. 6-8.
     37. Зажицкий В.И. Правовая регламентация доказывания по уголовному делу // Советская юстиция. — 1987. —№12.—С. 18-20.
     38. Зажицкий В.И. Исследование доказательств в судебном заседании // Советская юстиция. — 1988. —№19.—С. 26-28.
     40. Зажицкий В.И. Вопросы доказательственного права // Советская юстиция. — 1992. — № 19-20. — С. 3-4.
     41 Зажицкий В.И. Правовая регламентация деятельности по обнаружению признаков преступления // Правоведение. — 1992 —№4.—С. 100—106.
     43 Зажицкий В.И. Закон об оперативно-розыскной деятельности не идеален // Российская юстиция — 1993. —№5.—С. 19-20.
     44. Зажицкий В.И. Заключение аудитора — экспертиза или ревизия? // Российская юстиция. — 1994. —№8.—С. 28—30.
     47. Закон об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации. Комментарий. — М., 1994.
     48. Зеленецкий B.C. Информационные основы доследственного уголовного процесса // Проблемы доказательственной деятельности по уголовным делам: Межвуз. сб — Красноярск, 1987. — С 59—65.
     49. Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. — Волгоград, 1988.
     50. Карнеева Л.М. Доказательственное значение материалов видео и звукозаписи // Вестник Верховного Суда СССР, 1991, № 7.-С. 31—32.
     51. Кобяков В.М. К вопросу о классификации следственных действий // Реализация уголовной ответственности: уголовно-правовые и процессуальные проблемы: Межвуз. сб. статей. — Куйбышев, 1987. — С. 131—137.
     52. Комментарий к Конституции Российской Федерации. — 1-е изд. — М., 1994.
     53. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. — М., 1981.
     54. Конституция Российской Федерации. Комментарий. — М., 1994.
     55. Костаков А.А. Допустимость и относимость доказательств. — Л., 1991.
     56. Лукашевич В.З., Шимановский В.В. Процессуальные вопросы применения научно-технических средств в уголовном судопроизводстве // Правоведение — 1992. —№3.—С. 60—66.
     57. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. — М.,ВЮЗИ, 1966.
     58. Масленникова Л.Н. Процессуальное значение результатов проверочных действий в доказывании по уголовному делу. Автореф. дис. канд. юр. наук. — М., 1990.
     59. Машленко И.Ф. Проблема допустимости доказательств в уголовном процессе США: Автореф. дис. канд. юр. наук. — М., 1988.
     60. Мещеряков Ю.В. Оценка допустимости свидетельских показаний в процессуальном праве (исторический аспект) // Проблемы доказывания по уголовным делам: Межвуз. сб. — Красноярск, 1988. — С. 28—38.
     61. Мухин И.И. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. — Л., 1971.
     62. Назаров Ю.И. К понятию документа в советском уголовном процессе //Проблемыыдоказательственной деятельности по уголовным делам: Межвуз. сб. — Красноярск, 1987. — С. 80—89.
     63. Панкратов В. О свидетельском иммунитете законных представителей // Советская юстиция. — 1993. —№7.—С. 25.
     64. Панкратов В. Свидетельский иммунитет законных представителей // Законность. — 1992. —№12.—С. 31-33.
     65. Пашин C.A. Допустимость доказательств (информацияя // Российская юстиция. — 1994. —№7.—С. 27-28.
     66. Пашин С.А. Проблемы доказательственного права // Судебная реформа: юридический профессионализм и проблемы юридического образования. Дискуссии. — М.: Международный комитет содействия правовой реформе. 1995. — С. 311-341
     67. Прохоров А.Г. Расширить границы допустимости доказательств в советском гражданском процессе // Гражданское право и способы его защиты. Сб. ученых тр. Свердловского юрид. ин-та. — Выпуск 33. ~ Свердловск, 1974. — С 181—184.
     68. Прохоров А.Г. Принцип допустимости средств доказывания в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. канд. юр. наук. — Свердловск, 1979.
     69. Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. — 1964. — № 8.- С. 106—113.
     70. Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. — М.,1977.
     71. Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. — 1994. — № 6. — С. 96-107.
     72. Селезнев М. Некоторые аспекты допустимости доказательств // Законность. — 1994. —№.8.—С. 37—41.
     73. Селиванов Н. Критерии допустимости применения тактических приемов при расследовании // Законность./— 1994. — №4.— С. 23—28.
     74. Соколов А. Процессуальный порядок признания в суде доказательств не имеющими юридической силы // Российская юстиция. — 1994. —№10.—С. 14-15.
     75. Стрелец С. Использование данных оперативно-розыскных мероприятий // Законность. — 1994. —№ II.—С. 26-27.
     76. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть Общая. — М., 1966.
     77. Трусов А. О допустимости и относимости доказательств // Советская юстиция. — 1990. —№14.—С. 14—15.
     78. Фаткуллин Ф.Н. Обшие проблемы процессуального доказывания. — 2-е изд. — Казань, 1976.
     79. Хмыров А.А. Актуальные проблемы доказывания по уголовным делам // Укрепление законности и борьба с преступностью в условиях формирования правового государства. — М.. ИГП АН СССР, 1990 — С 149—153.
     80. Шейфер C.A. Доказательственные аспекты Закона об оперативно-розыскной деятельности // Государство и право. — 1994. —№1.—С. 94—101.
     81. Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). — М., 1967
.